Сюда можно что-то добавить

Share This Post

ликбез

Новая этика и всеобщий бойкот: с какими проблемами сталкиваются дети русскоязычных иммигрантов в американских школах

Новая этика и всеобщий бойкот: с какими проблемами сталкиваются дети русскоязычных иммигрантов в американских школах

Новый учебный год таит для родителей как новые надежды и хлопоты, так и тревоги. Насколько велик риск, что ребенок-иммигрант станет объектом травли (буллинга) в американской школе? Насколько терпимы местные дети и учителя к иностранцам, и что может помешать детям-иностранцам адаптироваться среди американских сверстников?

Фото: Shutterstock

Политкорректные табу

В большинстве своем русскоязычные иммигранты уверяют: для маленьких детей даже изначальное незнание языка не становится препятствием для того, чтобы влиться в новый коллектив. Первоклассники схватывают английский за пару месяцев, и быстро находят общий язык с одноклассниками. Проблемы чаще всего возникают тогда, когда русскоязычные дети не хотят следовать новым социальным и культурным установкам, активно внедряемым в школах – особенно если установки противоречат тому, что они слышат в семье. При этом речь идет не только об отношении к людям другого пола или расы, но и о самых, на первый взгляд, невинных вещах.

«Моему сыну 7 лет поставили в школу двойку за поведение, потому что он убеждал своих одноклассников в том, что Санта Клауса не существует. Для некоторых его сверстников такие откровения стали настоящей трагедией, тогда как мой сын был уверен, что его долг – сказать другим детям правду», – поведал один мой знакомый. 

Действительно, многие иммигранты отмечают, что еще 20 лет назад в школах существовали «табуированные» темы, которые, по мнению педагогов, могли вызвать стресс у учащихся. К примеру, в классах старались не обсуждать теракты или другие травматичные события, и не поощряли, если у детей возникало такое желание. 

«В таком подходе существовала своя логика. Поскольку школа – это место, куда ребенок обязан ходить, учителя внимательно смотрели за тем, чтобы избегать всего, что может причинить ему вред. Если бы дети обсуждали такие вещи в клубе, на детской площадке, в гостях, словом, везде, куда ребенок ходит добровольно, отношение было бы принципиально иным», – поясняют родители. 

Травля и бойкоты

Однако в наши дни, по мнению многих русскоязычных иммигрантов, школьная политика изменилась. Теперь на смену «политкорректным» табу приходит вполне определенная точка зрения, и не все учащиеся готовы соглашаться с ней. По словам иммигрантки из Сан-Франциско Яны Ратман, это касается не только «чувствительных» тем пола или расы, дискриминация по которым действительно недопустима, но и различных социальных или политических установок.

По теме: Что не так с языковыми школами и как выучить английский без них: мнение преподавателя

«Эти установки настолько безапелляционны, что от детей часто требуется не только согласие с ними, но и активная их поддержка. Те школьники, которые их не разделяют, становятся изгоями среди сверстников. В результате детей втягивают в обсуждение вопросов, о которых они, в силу их сложности, просто не могут пока составить собственное мнение. К примеру, когда обсуждались вопросы сокращения финансирования полиции, ученикам в калифорнийских школах внушалось, что полиция – это абсолютное зло. При этом среди друзей моей дочери был чернокожий парень, а родители его девушки как раз были полицейскими. Они очень тяжело переживали эту ситуацию, и, конечно, это вносит раскол и в семьи, и среди самих детей», – рассказывает она.

По словам Яны и ее знакомых, проблема заключается даже не в том, что в школе навязывают мнение, отличное от того, что дети слышат в семье, а в том, что к мнению родителей, если оно, по современным меркам, «неправильно», не допускается никакая толерантность. В результате дети замыкаются в себе, боясь обсуждать проблемные вопросы как в школе, так и дома, либо идут на конфликты с родителями. К числу подобных «непримиримых» тем относятся, к примеру, вопросы критики движения BLM (даже если человек не придерживается никаких расистских взглядов, и всего лишь критикует методы организации), вопросы смены пола или обсуждение израильско-палестинского конфликта. 

Помимо конфликтов в семье, новая школьная этика, по словам иммигрантов, часто становится причиной травли ребенка в школе. 

«Самое ужасное в том, что, если дети высказывают какое-то отличное от общепринятого мнения, им грозит полная социальная изоляция. Для подростков это смерти подобно, и действительно может привести к суициду. Кроме этого, такая позиция входит в противоречие с собственно же американской установкой на толерантность. Школы провозглашают основой своей политики борьбу с травлей, но, когда речь идет о политических установках, никакой толерантности к иному мнению нет, и позиция самих учителей часто создает условия для травли. Если же учителя пытаются мягче относиться к иному мнению, коллеги и администрация школ начинает травить их самих», – поясняет Яна.

По словам самой Яны, ей повезло: ее дочь училась в частной католической школе, где подход к подобным вещам был более умеренным. Кроме этого, в классе находились и другие дети, которые придерживались иной точки зрения и могли ее грамотно сформулировать. Но даже в этом случае девочка ощущала угрозу отчуждения. 

Фото: Shutterstock

«Школа должна формировать ценности и задавать тон»

В свою очередь, депутат окружного собрания округа Рок в штате Висконсин от Демократической партии Юрий Рашкин считает, что новые веяния в школе скорее положительны, даже если с ними согласны не все. 

«Когда мой сын пошел в 10-й класс, учительница спросила его, какое местоимение он предпочел бы как обращение. Для него – обычного гетеросексуального мальчика – это был шок. Тем не менее, я считаю, что это замечательное нововведение. Оно означает, что наше общество движется в более просвещенном направлении, а школа – это именно то место, где должна зарождаться и формироваться новая культура. Да, многим пока тяжело ее принять, и люди часто пугаются, не зная, где именно находится линия, которую нельзя перейти. Но, тем не менее, именно школа должна формировать ценности и задавать тон обсуждения социальных проблем», – полагает депутат.

 При этом Юрий Рашкин считает, что дети в любом случае не должны подвергаться травле, даже если их мнение не совпадает с мнением учителя. 

«Травить детей – это всегда неправильно и нечестно, и учителя должны следить, чтобы такого не было. Конечно, объяснить детям, что нельзя нападать друг на друга, и что существуют другие точки зрения – это обязанность учителя. Другое дело, что на учителей часто давит система и окружающие события, и, поскольку они тоже люди, они могут радикализироваться. Но в любом случае, я уверен, что они хотят лучшего для своих учеников», – уверен Юрий Рашкин. 

С буллингом в любом случае можно бороться

В свою очередь, клинический психолог Ольга Подольская полагает, что практика необсуждения щекотливых тем в школе более оправдана, чем их обсуждение в определенном социальном дискурсе.

«Как взрослые люди, мы понимаем, что любую тему можно обсудить культурно и деликатно, то есть так, чтобы не травмировать детей. С другой стороны, понятно, что дети, воспитанные в разных условиях, вряд ли способны деликатно и тактично обсуждать некоторые темы. В этой связи запрет на обсуждение каких-то вопросов выглядит правомерно. В школе собираются дети разных этических воззрений, цветов кожи, имущественного положения и так далее, и всем им нужно научиться мирно сосуществовать друг с другом», – полагает она.

Вам может быть интересно: главные новости Нью-Йорка, истории наших иммигрантов и полезные советы о жизни в Большом Яблоке – читайте все это на ForumDaily New York.

При этом Ольга отмечает, что в любом случае существует понятие мейнстрима, и его бывает очень сложно обойти. Именно там, где нет запрета на обсуждение, учителя или другие дети могут высказать свое мнение, которое, что вполне естественно, чаще всего совпадает с общепринятым. 

«К сожалению, если ребенок не попадает в мейнстрим, довольно логично, что другие дети меньше хотят общаться с ним. С этим вряд ли можно что-то сделать. Совсем другое дело, когда ребенку объявляют организованный бойкот, когда даже тех, кто хотел бы дружить с этим ребенком, запугивают или иным образом отгораживают от общения с ним. Условно говоря, если ребенку подкладывают кнопки на стул, если начинаются смешки или обзывания в его адрес, словом, если поведение других детей носит организованный характер, мы можем говорить именно о травле», – поясняет Ольга.

По словам психолога, в таком случае нужно в первую очередь назвать вещи своими именами. Родителям стоит прийти в школу и прямо сказать, что они столкнулись с буллингом. 

«Даже если это произошло из-за того, что ребенок не согласен с учителем, для Соединенных Штатов травля учеников считается недопустимой. Практически во всех школах здесь существуют программы по противодействию буллингу. Если ситуация спровоцирована самим учителем, нужно идти к директору школу или в школьный округ, поскольку ребенку нужна защита. И здесь, в Америке, за такими случаями очень серьезно следят», – уверяет Ольга Подольская. 

Сообщение Новая этика и всеобщий бойкот: с какими проблемами сталкиваются дети русскоязычных иммигрантов в американских школах появились сначала на ForumDaily.

Share This Post